Профессионалы
+7 (495) 770-89-45
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

19 ноября исполнилось 20 лет компании «Универсал» — крупнейшему в России поставщику перхлорэтлиена и разработчику российской химии «УНИВЕР ® » для химчистки и прачечной. Мы беседуем с генеральным директором ООО «Универсал» Геннадием Викторовичем Романовым и заместителем директора компании Ириной Станиславовной Романовой.

Руководители компании — Ирина и Геннадий Романовы

А.П. Как родилась компания «Универсал»?
Г.Р. 19 ноября 1993 года я зарегистрировал компанию «Универсал». Первым офисом стали два двухкомнатных номера в гостинице «Измайлово», из которых была вынесена вся гостиничная мебель и заменена на офисную.
И.Р. Начинать работать нужно было сразу, а офисные помещения для малого бизнеса тогда никто не предоставлял. Поэтому многие начинали с того, что арендовали под офис гостиничные номера. Еще не существовало понятия юридического адреса — достаточно было просто зарегистрировать деятельность в городе Москве.
Г.Р. Уже в конце ноября 1993 года фирма начала работать. Первоначальная численность персонала составляла пять человек.
А.П. А сколько человек работает в компании сегодня?
Г.Р. На сегодняшний день штат ООО «Универсал», включая филиалы в Санкт-Петербурге и Краснодаре, насчитывает 34 сотрудника.
А.П. «Универсал» создавался под конкретную деятельность?
Г.Р. Да. Конкретно — под поставку перхлорэтилена, в первую очередь на на российские предприятия химчистки. Первоначально это был растворитель производства испанской компании ECROS, который мы получали из системы госрезерва. Следует отметить, что в то время в Европе существовало более 10 заводов — производителей перхлорэтилена.
И.Р. Собственно, уже на начальном этапе нашей деятельности мы досконально изучили рынок перхлорэтилена и без преувеличения знаем о нем все до мельчайших деталей.
А.П. А потом началось сотрудничество с российским заводом «Каустик»...
Г.Р. Компания разрасталась, поставки увеличивались, а запасы госрезерва начали истощаться. В таких условиях нам нужно было найти надежного партнера для работы на постоянной основе, с тем чтобы планировать поставки растворителя в зависимости от спроса. Уже в 1994 году мы вышли на завод «Каустик» из города Стерлитамака — последний российский завод, который в то время производил перхлорэтилен. Стоил он сущие копейки, и предприятия химчистки остро в нем нуждались. Таким образом, сотрудничество завода «Каустик» и «Универсала» оказалось выгодным для всех, а в первую очередь — для нашей отрасли, которая в весьма непростых условиях середины 90-х обрела возможность получать недорогой российский перхлорэтилен.
А.П. Стоит, наверное, еще добавить, что поставки перхлорэтилена весьма сложны по своей сути...
Г.Р. О, да... Перхлорэтилен имеет срок хранения и класс опасности. В то время перевозился он исключительно в 60-тонных железнодорожных цистернах, которые нужно было принять, растарить и закачать в бочки, которые затем поставлялись на предприятия химчистки. Недалеко от Москвы эти бочки производил на тот момент только нефтеперерабатывающий завод в Рязани, который был оборудован немецкой линией по производству закатных евробочек. Мощность линии превосходила нужды завода, и поэтому мы имели возможность эти бочки закупать. При этом цистерны могли поступить в любое время суток, но на раскачку давалось только 8 часов, соответственно, понятия нормированного рабочего дня у нас тогда не существовало. Так начинался «Универсал».
И.Р. «Каустик» при всех своих мощностях сам не мог обслуживать предприятия химчистки. Он мог поставлять перхлорэтилен только в цистернах, а зачем химчистке столько растворителя? Да и принять цистерну химчистка не может. Им нужен перхлор в бочках. В Советском Союзе растворитель растаривали для предприятий химчистки на специальных базах. В России же возникла необходимость связующего звена между производителем растворителя и его конечными потребителями — предприятиями химической чистки. Таким связующим звеном стали мы.

А.П. В середине 90-х отрасль переживала тяжелые времена. И тем не менее люди несли вещи в химчистку и прачечную. Как вы думаете, почему?
Г.Р. Как ни парадоксально, из-за низкой платежеспособности потребителей. Тогда почистить старую вещь было дешевле, чем купить новую. Этому способствовало в том числе и наличие дешевого российского растворителя и дешевых элементарных средств стирки, которые также поставляли мы.
И.Р. Без ложной скромности можно сказать: в том, что в 90-х отрасль выжила, есть и наша заслуга.
А.П. Безусловно. Но потом вы стали поставлять более сложную химию, организовали собственную лабораторию...
И.Р. Здесь нужно сказать, что в начале пути развитие компании могло пойти по нескольким направлениям. Например, мы могли стать компанией, занимающейся поставками большого ассортимента химического сырья для различных сегментов рынка. Мы же выбрали в качестве направления работы химчистку и прачечную и развивались вместе с отраслью. Менялось оборудование химчистки, менялись требования к качеству услуг, и вместе с этим менялись мы. Перестали предприятия заворачивать готовые изделия в бумагу, перешли на упаковочную пленку — мы стали ее поставлять. После кризиса 1998 года возникла необходимость в российской химии высокого качества — мы в 1999 году разработали химпрепараты для химической чистки под своей торговой маркой «УНИВЕР ® ».
Г.Р. Мы не можем диктовать потребителю свои условия: напротив, это он, потребитель, определяет ассортимент предлагаемой нами продукции. Именно поэтому сегодня мы — настоящий супермаркет для химчистки и прачечной, у нас более 300 наименований химии и аксессуаров: продукция ведущих европейских производителей Dow, BUFA, SEITZ, MEVO, FOSFA, а также совсем обыденные, но столь необходимые любому предприятию отечественные отбеливающие средства, крахмалы и прочее и прочее. Но все же не совсем правильно будет сказать, что мы — только лишь поставщики химии, хотя это было и остается основным направлением нашей деятельности. Мы также разработчики и производители химии для отрасли.

Отдел продаж

А.П. Расскажите подробнее, как у вас появилась собственная лаборатория.
И.Р. Сегодня все больший процент поступающих на предприятия изделий обрабатывается в водной среде. Таково веяние времени — и с точки зрения экологии, и в аспекте появления новых текстильных материалов, которые можно обрабатывать и без перхлорэтилена, что, безусловно, проще и дешевле.. Если разработка химии для хлорорганики — дело достаточно сложное и требует наличия мощной заводской или институтской лаборатории, то разработку профессиональной химии для обработки изделий в водной среде можно выполнить силами собственной лаборатории. Мы пошли именно по такому пути, создали лабораторию, в которой в 2011 году и появилась наша химия для стирки серии 99 под торговой маркой «УНИВЕР ® ».
Г.Р. Кроме исследовательской лаборатории у нас также есть вторая лаборатория, которая находится на складе, в ней тестируется качество всей поступающей к нам продукции и хранятся арбитражные пробы.
А.П. Понятно. Давайте вернемся к теме поставок отечественного растворителя. Он был, им «питались» практически все наши химчистки, а потом — только импорт и полное прекращение выпуска перхлорэтилена в России. Можно ли услышать из первых уст, что же произошло на самом деле?
Г.Р. На самом деле завод «Каустик» в Стерлитамаке как работал, так и работает. Он до сих пор остается крупным производителем поливинилхлорида различных марок. Проблема заключалась в том, что перхлорэтилен являлся продуктом переработки отходов производства эпихлоргидрина — сырья для производства эпоксидных смол. Производство эпихлоргидрина на «Каустике» постепенно снижалось, так как на рынке эпоксидных смол все большую силу набирали китайские производители. Соответственно, снижалось и производство перхлорэтилена. Во второй половине 2009 года производство эпихлоргидрина на заводе прекратилось, и как следствие предприятие перестало выпускать и перхлорэтилен. То есть российский перхлор умер не потому, что на него не стало спроса — нет: не стало сырья, из которого этот растворитель можно было бы производить. А ведь для его производства использовался французский реактор Solvay, который был установлен еще в 1969 году и который честно работал 40 лет! И он бы работал и дальше, но, как я уже сказал, закончилось сырье. Соответственно, закончился и отечественный растворитель.

Исследовательская лаборатория компании

А.П. Но вы были к этому готовы, так как уже долгое время поставляли растворитель производства Dow Chemical?
Г.Р. Да, и «виноват» в этом Валерий Макалатия. В те времена его «Лавандерия» динамично развивалась, и он попросил поставить ему импортный перхлорэтилен. Так в 1995 году из небольшого северогерманского городка Штаде в Москву пришла первая фура перхлорэтилена Dow Chemical, которым сегодня пользуется большинство российских предприятий химчистки. Тогда он стоил намного дороже отечественного растворителя, но постепенно все новые и новые предприятия обновляли парк оборудования, переходили на более современные машины и выбирали качество — даже при том, что за него нужно было платить. А на момент, когда прекратилось производство российского перхлорэтилена на заводе «Каустик», уже 30% российских предприятий химчистки в штатном режиме закупали у нас растворитель Dow.
И.Р. Многие предприятия, работавшие уже на новом оборудовании, просто боялись использовать отечественный растворитель. На момент закрытия производства на «Каустике» мы активно сотрудничали с компанией Dow Chemical. Немецкий растворитель Dowper™ поставлялся в первую очередь на предприятия отрасли из Москвы и Санкт-Петербурга.
А.П. Именно тогда вы стали дистрибьюторами Dow?
И.Р. Как мы уже говорили, мы начали работать с Dow в 1995 году, с 2004 года — на постоянной основе. Получение статуса дистрибьютора мирового химического гиганта — это многоступенчатый и сложный процесс. Наши полномочия расширяются каждый год. Это дает большие права, но в то же время налагает огромную ответственность.

Голос компании — секретарь Вера

А.П. Какие это права и какова ответственность?
И.Р. Например, мы имеем право расфасовывать растворитель в маленькие бочки и пломбировать их аутентичными пломбами Dow. Чтобы получить такое право, надо было оборудовать специальный цех, притом в строгом соответствии с правилами Dow. Работы продолжались четыре года, параллельно шел ежегодный аудит. Представители Dow Chemical регулярно приезжают на наш склад, проверяют работу всех систем, соответствие нормам охраны труда и природоохранным нормам, а также исполнение всех регламентов, включая даже работу весов, наличие защитной одежды сотрудников. Это очень тщательные проверки, но так работают в Европе и так должны работать мы, если хотим быть официальными дистрибьюторами ведущего мирового производителя перхлорэтилена.

Сегодня мы, как настоящие партнеры, проводим совместные мероприятия для предприятий отрасли. Так, в 2011 году в рамках программы «Безопасная химчистка» на выставке «Химия-2011» мы провели презентацию системы SAFE-TAINER™. В ней принял участие весь цвет московской химчистки. После этого на семи московских фабриках прошли производственные испытания системы. К сожалению, тяжелая экономическая ситуация в России и в мире в целом не позволяет внедрить такую систему повсеместно, но главный результат есть — решение существует и система работает.
А.П. Можно ли сказать, где именно?
И.Р. Достигнуто соглашение об установке системы на крупнейшем предприятии города Сочи фабрике «Радуга». На нашем сайте «Универсал» www.universalrus.ru можно посмотреть соответствующий видеосюжет. Компания Dow является всемирным партнером Международного олимпийского комитета, и в этой связи крайне важно, что оборудование SAFE-TAINER™ будет стоять в химчистке центральной прачечной зимних олимпийских игр в Сочи — на том участке, где используются машины на перхлорэтилене. Такое принципиальное соглашение было достигнуто с фирмой Koblenz & Partner. Это полностью соответствует новому европейскому стандарту безопасного использования перхлорэтилена.

Бухгалтерия

А.П. В чем он заключается?
И.Р. В Европе сейчас активно внедряется новый стандарт использования перхлорэтилена — он поставляется в новых, очень удобных 23-килограммовых емкостях. Компактные емкости предусмотрены также и для сбора шлама. Подсоединение к машинам химчистки осуществляется при помощи специальных шлангов. Кроме того предприятиям химчистки предлагаются минилаборатории MAXICHECK™ для контроля качества растворителя, а также стабилизатор MAXISTAB™. Все эти решения мы предлагаем и внедряем по мере того, как предприятия отрасли готовы их принять. Повторюсь, мы следуем требованиям рынка и, имея накопленные за 20 лет работы опыт и авторитет, предлагаем нашим потребителям именно то, что необходимо им в данный конкретный момент. Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними.
Г.Р. В Германии результаты внедрения новых современных решений видны с первого взгляда. Так, на предприятиях химчистки, которые используют перхлорэтилен в системе SAFE-TAINER™ абсолютно не чувствуется запаха перхлорэтилена. То есть речь идет не о том, чтобы «закрыть и не пущать», как это, увы, сплошь и рядом происходит у нас, а о том, чтобы минимизировать расход перхлорэтилена и сделать его использование максимально эффективным, экологичным и безопасным. Возможно, мы несколько нелогично ведем себя для торговой компании. Наша стратегическая задача — не в том, чтобы продать как можно больше растворителя, а в том, чтобы предложить химчисткам решения по правильному и безопасному использованию перхлорэтилена.
И.Р. Говоря о безопасности, нельзя не сказать о том, что уже почти 15 лет мы имеем лицензию и занимаемся сбором отходов химчистки. У нас не одна сотня клиентов, у которых мы собираем отходы. Эта услуга всегда остается востребованной нашими заказчиками.
А.П. Но для этого нужен спецтранспорт?
И.Р. Спецтранспорт нужен, и он есть. Без него мы не можем работать, ведь перхлорэтилен и его отходы — это опасные грузы. Вы скажете, что это нерентабельно с точки зрения бизнеса. Может быть. Но это необходимо, поэтому у «Универсала» есть и спецтранспорт, и специально обученные водители, которые на этом транспорте работают, и менеджеры, обученные в Минтрансе. Это опять же часть стандарта нашей работы, который установлен условиями сотрудничества с компанией Dow Chemical. Еще раз повторюсь — мы не просто торговая компания, мы — компания, обслуживающая отрасль.

Бывает и так...

А.П. И еще компания, которая смотрит в будущее.
И.Р. Любой бизнес должен быть ориентирован на будущее. Существует концепция устойчивого развития бизнеса. Бизнес — это стабильное поступательное движение вперед. С теми, кто думает так же, как мы, нам по пути, и именно для них мы и работаем.
А.П. Много ли у вас единомышленников?
И.Р. Много, и они очень нам помогают — принимают участие в испытаниях произведенных в нашей лаборатории продуктов и предлагаемого нами оборудования, предоставляют нам для этого свои производственные площади, и мы очень им благодарны. Наше сотрудничество основано на полном доверии. И это сотрудничество не ограничивается рамками какого-то конкретного предприятия. Мы проводим семинары и конференции — как в Москве, так и в регионах, — на которых рассказываем о наших новинках и преимуществах их использования, демонстрируем видеоматериалы с предприятий. Журнал «Химчистка и Прачечная» достаточно регулярно освещает проводимые нами мероприятия.
Г.Р. К числу наших единомышленников я бы в полной мере отнес и наших дистрибьюторов в Белоруссии и в Казахстане, с которыми мы сотрудничаем уже много лет.
А.П. Компании «Универсал» исполнилось 20 лет. Расскажите, пожалуйста, о ее сотрудниках.
И.Р. Можно сказать, что «Универсал» — семейное предприятие в том смысле, что коллектив компании — это одна большая семья. Это не значит, что все всегда гладко: по рабочим вопросам, бывает, что люди и спорят, и ругаются, но в спорах, как известно, рождается истина. Здесь не делают карьеру с точки зрения карьеризма как такового: карьера заключается в совершенствовании своих навыков, росте профессионализма. Многих наших специалистов знает больше половины всех российских предприятий химчистки. Вот это — карьера!

Финансовый директор — Наталья Куренная

А.П. Но ведь существует какая-то иерархия?
Г.Р. Иерархия, конечно, есть. Однако, мы стараемся не бюрократизировать работу большим количеством регламентов. Наша компания — это компания открытых дверей. Любой сотрудник может в любое время обратиться к любому, если это необходимо для дела.
И.Р. Кстати, у нас не существует должности «менеджер». Слово это сегодня в России обесценилось и обезличилось. Сотрудники ООО «Универсал», работающие с заказчиками, называются специалистами.
А.П. А ведь есть сотрудники, которые работают в «Универсале» практически с момента основания?
Г.Р. В первую очередь следует назвать нашего финансового директора Наталью Николаевну Куренную, которая трудится в компании 19 лет. Также выделим нашего главного бухгалтера Марию Васильевну Ярмоленко: она в «Универсале» с 1997 года. Ведущего специалиста Елену Кураксу, работающую у нас 10 лет, знает почти вся Россия.
И.Р. В нашей компании ротация минимальная: как правило, новые сотрудники приходят, когда появляются новые задачи. Так в последнее время у нас появились химики и инженеры-технологи. Большинство сотрудников работают давно и знают друг друга много лет, и это уже больше, чем коллектив. Это действительно большая семья.

А.П. И эту семью знает вся Россия?
Г.Р. Наши специалисты ежедневно общаются с сотрудниками предприятий со всей страны — от Калининграда до Камчатки, от Мурманска до Махачкалы. Мы смотрим на карту России и видим, что в каждой ее точке есть наши заказчики, которые уверены, что мы были, есть и будем всегда.
И.Р. Нас знают, узнают, причем часто люди, с которыми мы никогда не встречались. Например, на региональных семинарах. Значит, читают журналы, следят за нашим сайтом. Это всегда, с одной стороны, очень приятно, а, с другой стороны, неловко, что мы своих заказчиков часто в лицо не знаем.
А.П. И еще компания «Универсал» известна далеко за пределами России благодаря своей общественной деятельности.
И.Р. Мы ведем просветительскую деятельность — публикуем статьи в специализированной прессе, участвуем в работе отраслевых Ассоциаций, среди которых, в первую очередь, российская Ассоциация предприятий химчистки и прачечных (АХП) и Европейская Ассоциация СINET. Кроме того, мы являемся членами «Российского союза химиков» и Ассоциации «Русхлор», нами подписана международная программа Responsible Care. Участие в различных общественных программах и организациях для нас очень важно с точки зрения репутации нашего бизнеса.
Г.Р. За пределами России хорошо известна, конечно, Ирина. Она является председателем комиссии АХП по безопасному обороту растворителей и в этом качестве ведет большую работу. Совсем недавно, в октябре на выставке JET Expo — 2013 в Париже выступала на конференции СINET с докладом о состоянии российской отрасли химчистки и программе «Безопасная химчистка». Много раз принимала участие в заседаниях Еврохлора в Брюсселе и конференциях Всемирного совета по хлору. В 2011 году участвовала во многих ключевых мероприятиях Международного года химии, включая официальные церемонии открытия и закрытия в Париже и в Брюсселе.
И.Р. Здесь главное то, что в каждом из этих случаев мы представляем не столько себя, компанию «Универсал», сколько российский бизнес в целом. Нас знают в мире, и под словом «нас» я подразумеваю российскую химчистку, российскую Ассоциацию предприятий химической чистки и прачечных, российскую программу «Безопасная химчистка».
А.П. А «Универсал» знают уже потому, что это неотъемлемая часть российской химчистки, и история компании — это история развития отрасли. Редакция журнала «Химчистка и Прачечная» и Ассоциация предприятий химической чистки и прачечных России поздравляют коллектив фирмы с 20-летием со дня основания и желают ООО «Универсал» новых свершений и достижений и, конечно же, много новых юбилеев!
Г.Р. Спасибо.
И.Р. Спасибо за хорошие пожелания.

Беседу вел Артем Поминов